Текст взят и переведен с официального сайта The Lancet  (еженедельный рецензируемый общий медицинский. Один из наиболее известных, старых и самых авторитетных общих журналов по медицине). Последняя редакция статьи 7 января 2021.

Мы разработали гетерологичную вакцину против COVID-19, состоящую из двух компонентов: вектора рекомбинантного аденовируса типа 26 (rAd26) и вектора рекомбинантного аденовируса типа 5 (rAd5), оба несут ген для коронавируса 2 тяжелого острого респираторного синдрома (SARS-CoV-2). ) спайк гликопротеина (rAd26-S и rAd5-S). Мы стремились оценить безопасность и иммуногенность двух составов (замороженной и лиофилизированной) этой вакцины.

Методы

Мы провели два открытых нерандомизированных исследования фазы 1/2 в двух больницах в России. В оба исследования мы включили здоровых взрослых добровольцев (мужчин и женщин) в возрасте 18–60 лет. В фазе 1 каждого исследования мы вводили внутримышечно в день 0 либо одну дозу rAd26-S, либо одну дозу rAd5-S, и оценивали безопасность двух компонентов в течение 28 дней. В фазе 2 исследования, которое началось не ранее, чем через 5 дней после вакцинации фазы 1, мы ввели внутримышечно первичную буст-вакцинацию с rAd26-S, введенным в день 0, и rAd5-S на 21 день. специфический гуморальный иммунитет (SARS-CoV-2-специфические антитела, измеренные с помощью ELISA в дни 0, 14, 21, 28 и 42) и безопасность (количество участников с нежелательными явлениями, отслеживаемыми на протяжении всего исследования). Вторичными критериями результата были антиген-специфический клеточный иммунитет (Т-клеточные ответы и концентрация интерферона-γ) и изменение нейтрализующих антител (обнаруженное с помощью анализа нейтрализации SARS-CoV-2). Эти испытания зарегистрированы ClinicalTrials.gov , NCT04436471 и NCT04437875 .

Выводы

В период с 18 июня по 3 августа 2020 года мы включили 76 участников в два исследования (по 38 в каждом исследовании). В каждом исследовании девять добровольцев получали rAd26-S в фазе 1, девять получали rAd5-S в фазе 1 и 20 получали rAd26-S и rAd5-S в фазе 2. Обе вакцины были безопасными и хорошо переносились. Наиболее частыми побочными эффектами были боль в месте инъекции (44 [58%]), гипертермия (38 [50%]), головная боль (32 [42%]), астения (21 [28%]), а также боль в мышцах и суставах. (18 [24%]). Большинство нежелательных явлений были умеренными, и серьезных нежелательных явлений не обнаружено. Все участники вырабатывали антитела к гликопротеину SARS-CoV-2. На 42 день титры IgG, специфичных к домену связывания рецепторов, составляли 14 703 для замороженного состава и 11 143 для лиофилизированного состава. и нейтрализующие антитела составляли 49 · 25 для замороженного состава и 45 · 95 для лиофилизированного состава, со степенью сероконверсии 100%. Клеточно-опосредованные ответы были обнаружены у всех участников на 28 день со средней пролиферацией клеток 2,5% CD4.+ и 1,3% CD8 + с замороженным составом и медианная пролиферация клеток 1,3% CD4 + и 1,1% CD8 + с лиофилизированным составом.

Интерпретация

Гетерологичная вакцина COVID-19 на основе векторов rAd26 и rAd5 имеет хороший профиль безопасности и вызвала сильные гуморальные и клеточные иммунные ответы у участников. Необходимы дальнейшие исследования эффективности этой вакцины для предотвращения COVID-19.

Финансирование

Минздрав РФ.

Вступление

COVID-19 впервые был зарегистрирован в Ухане, Китай, в конце декабря 2019 года.1Заболевание представляет собой острое респираторное заболевание, степень тяжести которого варьируется от легкой до тяжелой, в некоторых случаях со смертельным исходом; многие инфицированные люди протекают бессимптомно. С конца января 2020 года случаи COVID-19 зарегистрированы более чем в 200 странах мира. 11 марта 2020 года ВОЗ охарактеризовала распространение COVID-19 как пандемию.2Возбудителем COVID-19 является бета-коронавирус тяжелого острого респираторного синдрома коронавирус 2 (SARS-CoV-2). SARS-CoV-2 может передаваться разными путями, основным путем передачи является контакт с инфицированными людьми (например, выделениями, особенно воздушно-капельным путем).3 По состоянию на 15 августа 2020 года было зарегистрировано более 21 миллиона лабораторно подтвержденных случаев заражения SARS-CoV-2 и более 750000 случаев смерти.1Исследование в контекстеДоказательства до этого исследованияМы провели поиск на ClinicalTrials.gov и PubMed до 13 августа 2020 г. по терминам «COVID-19» ИЛИ «SARS-CoV-2» И «вакцина» И «клиническое испытание» без ограничений по дате или языку, чтобы найти информацию. о вакцинах-кандидатах от COVID-19 на основе аденовируса, находящихся в активных клинических испытаниях. По данным ВОЗ, 13 августа 2020 года 29 вакцин-кандидатов, основанных на различных платформах (векторных, ДНК, мРНК, инактивированных и т. Д.), Проходили клинические испытания против белков коронавируса 2 (SARS-CoV-2) тяжелого острого респираторного синдрома. Вакцины на основе рекомбинантных вирусных векторов являются многообещающими кандидатами для профилактики COVID-19, поскольку они вызывают гуморальный и клеточный иммунные ответы и могут обеспечить защитный иммунитет после одной или двух доз. Несколько вакцин-кандидатов против COVID-19 прошли клинические испытания. включая векторную вакцину на основе аденовируса типа 5 (Ad5) (CanSino Biological / Пекинский институт биотехнологии, Китай), вакцину на основе вектора Ad26 (Johnson & Johnson, США) и вакцину, содержащую обезьяний аденовирусный вектор (AstraZeneca / University Оксфорда, Великобритания). Поскольку бустерная вакцинация необходима для формирования более мощного иммунного ответа, эффективность такой вакцинации может быть снижена при использовании гомологичного вектора (из-за формирования иммунного ответа не только на целевой антиген, но и на компоненты вектора после первичной вакцинации. ).Добавленная стоимость этого исследованияМы разработали вакцину COVID-19 с двумя разными аденовирусными векторами (рекомбинантным Ad26 [rAd26] и рекомбинантным Ad5 [rAd5]), оба несли ген гликопротеина шипа SARS-CoV-2 (rAd26-S и rAd5-S), и мы внедрили режим прайм-буста. Мы провели два открытых, фаза 1/2 нерандомизированных испытаний двух составов (замороженной и лиофилизированной) вакцины на здоровых взрослых добровольцах. Безопасность двух отдельных компонентов вакцины (rAd26-S и rAd5-S) была подтверждена на этапе 1. Оба компонента затем вводили в качестве первичной бустерной вакцинации на этапе 2 с тестированием на безопасность и иммуногенность. Вакцина хорошо переносилась и вызывала гуморальный и клеточный иммунный ответ у здоровых взрослых. Ответы IgG были выявлены у всех участников, со средними геометрическими титрами значительно выше, чем у людей, выздоровевших от COVID-19. Антитела к гликопротеину SARS-CoV-2 и нейтрализующим антителам значительно увеличились на 14 день и продолжали расти на протяжении всего периода наблюдения. Специфические Т-клеточные ответы достигли пика на 28 день после вакцинации.Последствия всех доступных доказательствНаши результаты показывают, что вакцина COVID-19 на основе гетерологичных векторов rAd26 и rAd5 безопасна и иммуногенна для здоровых взрослых. Необходимы дальнейшие исследования эффективности этой вакцины для предотвращения COVID-19.Из-за быстрого глобального распространения инфекции SARS-CoV-2 и высокой смертности разработка вакцины является актуальной задачей. Вакцинация ограничит распространение COVID-19 и снизит смертность. В настоящее время интенсивные исследования и разработки вакцин ведутся в Китае, России, Великобритании, США и других странах.4 По данным ВОЗ, 13 августа 2020 года 29 вакцин-кандидатов против COVID-19 на различных платформах (векторная, ДНК, мРНК, инактивированная и т. Д.) Проходили клинические испытания.4Профилактика инфекции SARS-CoV-2 может быть достигнута путем воздействия на спайковый белок (гликопротеин S), который взаимодействует с рецептором ACE2 и обеспечивает проникновение SARS-CoV-2 в клетку. Блокирование этого взаимодействия снижает интернализацию и репликацию вируса.567Большинство вакцин, которые в настоящее время разрабатываются, нацелены на гликопротеин S в качестве основного антигена. Структура и функция гликопротеина S SARS-CoV-2 аналогична таковой у других высокопатогенных бета-коронавирусов, таких как коронавирус ближневосточного респираторного синдрома (MERS-CoV) и коронавирус тяжелого острого респираторного синдрома (SARS-CoV).8Гликопротеин S состоит из двух субъединиц: S1 содержит рецептор-связывающий домен (RBD), который взаимодействует с рецептором ACE2 на поверхности клетки; S2 опосредует слияние вирусных и клеточных мембран посредством образования ядра слияния пучка из шести спиралей.910Для защиты от инфекции SARS-CoV-2 важно сформировать нейтрализующие антитела, нацеленные на S1 RBD, N-концевой домен S1 или область S2; эти антитела блокируют связывание RBD с рецептором ACE2 и предотвращают опосредованное S2 слияние мембран или проникновение в хозяйскую клетку, тем самым подавляя вирусную инфекцию.1112При разработке вакцины (особенно во время пандемии) важно учитывать, что защитный ответ должен развиваться в короткие сроки (например, до 1 месяца). Более того, предыдущая работа над вакцинами от БВРС-КоВ13 и SARS-CoV14показали, что как гуморальный, так и клеточный (цитотоксический) иммунный ответ важны для индукции защитного иммунного ответа. Для достижения этих целей одним из наиболее привлекательных вариантов является создание вакцин на основе рекомбинантных вирусных векторов, которые могут вызывать гуморальные и клеточные иммунные ответы и формировать защитный иммунитет после одной или двух доз.1516 Рекомбинантные аденовирусные векторы используются в течение длительного времени, и безопасность подтверждена во многих клинических исследованиях различных профилактических и терапевтических препаратов.1718192021 год2223 Кроме того, были исследованы долгосрочные эффекты векторов на основе аденовирусов,23в отличие от более новых методов, которые еще предстоит изучить в долгосрочной перспективе. Для формирования устойчивого длительного иммунного ответа рекомендуется первичная буст-вакцинация, которая широко используется с зарегистрированными вакцинами от болезней, включая гепатит B.24 и болезнь, вызванная вирусом Эбола.25При использовании вакцин на основе векторов иммунные ответы формируются не только к целевому антигену, но и к компоненту вектора. В результате лучшая схема вакцинации — это гетерологичная вакцинация, когда разные вирусные векторы используются для преодоления любых негативных эффектов иммунного ответа на компоненты вектора.2526 год27 Такой подход был успешно использован с вакциной против вируса Эбола, разработанной в России и лицензированной в 2015 году.25Мы разработали новую гетерологичную вакцину на основе аденовирусного вектора против SARS-CoV-2, подходящую для первичной буст-вакцинации. Вакцина была разработана с использованием двух рекомбинантных аденовирусных векторов и была разработана в виде двух составов (замороженная [Gam-COVID-Vac] и лиофилизированная [Gam-COVID-Vac-Lyo]). Мы стремились оценить безопасность и иммуногенность обеих вакцин и сравнить гуморальный иммунный ответ с таковым у людей, выздоровевших от COVID-19.

Методы

 Дизайн исследования и участники

Мы провели два открытых нерандомизированных исследования фазы 1/2 в больницах России (больница Бурденко и Сеченовский университет, Москва, Россия). Для каждого исследования было предварительно отобрано 120 здоровых взрослых добровольцев (в возрасте 18–60 лет) для включения в реестр добровольцев; все взрослые предоставили подписанное информированное согласие на включение в эту базу данных для участия в исследовании. Добровольцы прошли скрининг по демографическим данным, прошли физический осмотр и измерили массу тела, были оценены жизненно важные функции (например, артериальное давление, пульс и температура), сданы анализы крови для клинических и биохимических тестов, обследованы на наличие таких инфекций, как ВИЧ, гепатит и сифилис, прошли ПЦР на SARS-CoV-2 и тест на антитела к SARS-CoV-2, а также анализ мочи на наркотики, алкоголь и беременность (у женщин).2 , у которых была отрицательная ПЦР и отрицательные IgG и IgM к SARS-CoV-2, и у которых не было в анамнезе COVID-19 или контактов с пациентами с COVID-19. Добровольцы не болели инфекционными заболеваниями во время вакцинации и за 14 дней до вакцинации, и они не получали никаких других прививок в течение 30 дней после участия в исследовании. По результатам предварительного скрининга было отобрано 100 добровольцев (по 50 на каждое клиническое исследование) для включения в реестр добровольцев, планирующих принять участие в исследовании вакцин против COVID-19. Как только добровольцы попали в реестр, они начали самоизоляцию.Все участники предоставили письменное информированное согласие. Два исследования были рассмотрены и одобрены соответствующими национальными и местными компетентными органами, включая регулирующий орган (Департамент государственного регулирования распределения лекарственных средств, разрешения № 241 и 242) и комитет по этике Министерства здравоохранения Российской Федерации.

 Процедуры

Вакцина включает два компонента вектора, рекомбинантный аденовирус типа 26 (rAd26) и рекомбинантный аденовирус типа 5 (rAd5), оба из которых несут ген полноразмерного гликопротеина S SARS-CoV-2 (rAd26-S и rAd5-S). Оба компонента были разработаны, изготовлены и хранятся в Национальном исследовательском центре эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи (Москва, Россия) в соответствии с надлежащей производственной практикой. Полная доза вакцины составила 10 11вирусных частиц на дозу как для рекомбинантных аденовирусов, так и для всех участников получали полные дозы. Доза была установлена ​​на основании результатов доклинических исследований (неопубликованные данные). Вакцина была изготовлена ​​в виде двух составов: замороженной (Gam-COVID-Vac) и лиофилизированной (Gam-COVID-Vac-Lyo). Объем замороженной вакцины составляет 0,5 мл (на дозу), а лиофилизированная вакцина должна быть восстановлена ​​в 1,0 мл стерильной воды для инъекций (на дозу).Исследование Gam-COVID-Vac проводилось в отделении больницы Бурденко при Министерстве обороны. В исследовании приняли участие как гражданские, так и военные добровольцы. Военнослужащие были контрактниками (которые получали заработную плату за свою работу), а не лицами, призванными на обязательную военную службу. Исследование Gam-COVID-Vac-Lyo проводилось в Сеченовском университете, и все добровольцы в этом исследовании были гражданскими лицами.Во всех случаях вакцины вводили внутримышечно в дельтовидную мышцу. Во время фазы 1 обоих исследований участники получали внутримышечно одну дозу rAd26-S или rAd5-S и оценивались на безопасность в течение 28 дней. Фаза 2 обоих исследований началась не ранее, чем через 5 дней после вакцинации фазы 1, после проведения промежуточной оценки безопасности. Во время фазы 2 участники получили первичную буст-вакцинацию с одной дозой rAd26-S, вводимой внутримышечно в день 0, и одной дозой rAd5-S, вводимой внутримышечно в день 21. Реакции в месте инъекции, системная реактогенность и использование лекарств для облегчения таких заболеваний. Симптомы отслеживались в течение 28 дней после первой инъекции (в фазах 1 и 2) и на 42 день (только фаза 2).Для фаз 1 и 2 не проводилась рандомизация или специальный отбор. Участники включались сразу после подписания информированного согласия. Участники прошли клинические и лабораторные обследования в дни 0, 2 и 14 фазы 1 и в дни 0, 14, 28 и 42 фазы 2. Лабораторные анализы включали общий анализ крови и мочи, аланинаминотрансферазу, аспартатаминотрансферазу, белок, билирубин. , общий холестерин, лактатдегидрогеназа, щелочная фосфатаза, протромбиновый индекс, глюкоза, мочевина и креатинин. Иммунный статус анализировали в дни 0 и 28 в фазе 1 и в дни 0, 28 и 42 фазы 2. Добровольцы находились в больнице в течение 28 дней с начала вакцинации. Информация о нежелательных явлениях регистрировалась ежедневно.Определение иммуногенности подробно описано в приложении (стр. 1-2). Вкратце, антиген-специфические гуморальные иммунные ответы анализировали в дни 0, 14, 21 и 28 фазы 1 и в дни 0, 14, 21, 28 и 42 фазы 2. Титр гликопротеин-специфических антител в сыворотке крови. было установлено методом ELISA. Для тестирования IgG к SARS-CoV-2 мы использовали ИФА, разработанный в Национальном исследовательском центре эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи и зарегистрированный для клинического применения в России (P3H 2020/10393 2020-05-18). ELISA измеряет IgG, специфичные к RBD гликопротеина S SARS-CoV-2. Титр нейтрализующих антител измеряли в дни 0, 14 и 28 фазы 1 и в дни 0, 14, 28,+ и CD8 + клетки с помощью проточной цитометрии и количественной оценки высвобождения интерферона-γ.Для сравнения поствакцинального иммунитета с естественным иммунитетом, который формируется при заражении SARS-CoV-2, мы получили плазму выздоравливающих из образцов крови 4817 человек из Москвы, выздоровевших после COVID-19 (с 29 марта по 11 августа 2020 г.). Плазма выздоравливающих была получена от людей, у которых был лабораторно подтвержденный диагноз COVID-19, которые выздоравливали в течение как минимум 2 недель и которые дважды дали отрицательный результат ПЦР. Среднее время от выздоровления до сбора плазмы выздоравливающих составляло около 1 месяца. Плазма выздоравливающих была собрана у людей, у которых была легкая (лихорадка ≤39 ° C без пневмонии) и умеренная (лихорадка> 39 ° C с пневмонией) тяжесть заболевания. Гуморальные иммунные ответы были установлены, как указано выше.

 Итоги

Первичные критерии оценки заключались в безопасности и иммуногенности вакцины COVID-19. Первичным критерием оценки безопасности было количество участников с нежелательными явлениями с 0 по 28 день после вакцинации в фазе 1 и с 0 по 42 день после вакцинации в фазе 2. Первичным критерием оценки иммуногенности было изменение по сравнению с исходным уровнем антигена. уровни специфических антител через 42 дня (с 0 дня до 42 дня), измеренные с помощью ELISA. Вторичными критериями иммуногенности были титры вирус-нейтрализующих антител (в дни 0, 14 и 28 после вакцинации в фазе 1 и в дни 0, 14, 28 и 42 после вакцинации в фазе 2) и определение антиген-специфического клеточного иммунитета (специфический Т-клеточный иммунитет и продукция или лимфопролиферация интерферона-γ) на 0, 14 и 28 дни после вакцинации.

Статистический анализ

Размер выборки для обоих исследований был рассчитан на основе предыдущих клинических испытаний вакцины MERS.27основан на тех же рекомбинантных вирусных векторах, которые использовались в нашей вакцине, но несущих ген S гликопротеина БВРС-КоВ. Предварительные результаты исследования вакцины MERS, в котором участвовало более 100 человек, показали, что уровень сероконверсии составляет 100%.27При расчете размера выборки для нашего исследования мы ожидали эффективности 99%, что потребовало включения 16 участников в каждое исследование. Учитывая возможность преждевременного выбывания добровольцев, мы решили, что 20 добровольцев следует набрать в группу оценки иммуногенности на этапе 2 каждого исследования. Ожидается, что общий размер выборки 76 (38 в каждом исследовании) даст надежные данные о нежелательных явлениях.Все статистические расчеты проводились в GraphPad Prism 8. Нормальность распределения данных оценивалась с помощью теста д’Агостино-Пирсона. Парные образцы сравнивали с тестом Вилкоксона, а непарные — с U- критерием Манна-Уитни . Корреляционный анализ проводился с помощью теста Спирмена; коэффициент корреляции r показывает взаимодействие между двумя наборами данных и принимает значения от 0 до 1 (в случае положительной корреляции) или от –1 до 0 (в случае отрицательной корреляции). Мы использовали Mann-Whitney Uтест для сравнения титров антител в разные моменты времени, уровня пролиферирующих клеток CD4 и CD8 и увеличения концентраций интерферона-γ между добровольцами, получающими две вакцины, и при сравнении титров антител у добровольцев на 28 и 42 дни после вакцинации с титрами антител. в плазме выздоравливающих. Мы использовали тест Вилкоксона для сравнения данных внутри одной и той же группы добровольцев в разные моменты времени (например, при сравнении дней 0 и 14).Эти испытания зарегистрированы на ClinicalTrials.gov , NCT04436471 и NCT04437875 .

 Роль источника финансирования

Спонсор не принимал участия в разработке исследования, сборе данных, анализе данных, интерпретации данных или написании отчета. Все авторы имели полный доступ ко всем данным в исследованиях и несли окончательную ответственность за решение о представлении для публикации.

Полученные результаты

В период с 18 июня по 3 августа 2020 г. 76 здоровых взрослых людей были включены в два исследования из реестра добровольцев ( рис. 1 ). 43 взрослых были выбраны в начале каждого исследования из реестра добровольцев; В каждое исследование было включено 38 участников, и пять человек были оставлены в качестве резервных добровольцев на случай выбывания (два для фазы 1 и три для фазы 2). Девять участников в каждом исследовании получали rAd26-S в фазе 1, девять получали rAd5-S в фазе 1 и 20 получали последовательные инъекции rAd26-S (в день 0) и rAd5-S (в день 21) во время фазы 2. Все Волонтеры основной группы были проанализированы, и дополнительные волонтеры из резервных групп не понадобились. Таким образом, в каждом исследовании было вакцинировано 38 добровольцев. В исследовании приняли участие больше мужчин, чем женщин ( таблица 1 ).

Миниатюра рисунка gr1
Рисунок 1 Профиль испытания

Таблица 1 Исходные характеристики

Гам-COVID-VacGam-COVID-Vac-Lyo
rAd26-S (n = 9)rAd5-S (n = 9)rAd26-S плюс rAd5-S (n = 20)rAd26-S (n = 9)rAd5-S (n = 9)rAd26-S плюс rAd5-S (n = 20)
Секс
Мужчина9 (100%)9 (100%)14 (70%)5 (56%)2 (22%)14 (70%)
женский006 (30%)4 (44%)7 (78%)6 (30%)
Высота, м1 · 8 (0 · 1)1 · 8 (0 · 1)1 · 7 (0 · 1)1 · 7 (0 · 1)1 · 7 (0 · 1)1 · 8 (0 · 1)
Масса тела, кг80,6 (6,0)83,4 (13,8)74,6 (12,5)72 · 1 (13 · 1)65,8 (9,4)72,0 (12,6)
Возраст, лет27,8 (5,1)25 · 3 (6 · 1)26,4 (4,4)31,4 (8,2)27,0 (7,7)26,7 (5,8)
Этническая принадлежность
белый9 (100%)9 (100%)20 (100%)8 (89%)9 (100%)19 (95%)
Азиатский0001 (11%)01 (5%)
SARS-CoV-2 IgM и IgG отрицательные9 (100%)9 (100%)20 (100%)9 (100%)9 (100%)20 (100%)

Данные представлены n (%) или средним значением (SD). Gam-COVID-Vac = замороженный состав вакцины. Gam-COVID-Vac-Lyo = лиофилизированный вакцинный состав. rAd26-S = рекомбинантный аденовирус типа 26, несущий ген полноразмерного гликопротеина S. SARS-CoV-2. rAd5-S = рекомбинантный аденовирус типа 5, несущий ген полноразмерного гликопротеина S. SARS-CoV-2. SARS-CoV- 2 = тяжелый острый респираторный синдром, коронавирус 2.

В обоих исследованиях системные и местные реакции ( таблица 2 ) и изменения лабораторных показателей ( приложение, стр. 3–7 ) были среди зарегистрированных нежелательных явлений. Наиболее частыми системными и местными реакциями были боль в месте инъекции (44 [58%]), гипертермия (38 [50%]), головная боль (32 [42%]), астения (21 [28%]), а также мышечная и боль в суставах (18 [24%]). Большинство системных и местных реакций были умеренными. Изменения лабораторных показателей были незначительными и временными. У добровольцев, получивших оба компонента вакцины (rAd26-S и rAd5-S), большинство побочных эффектов произошло после второй вакцинации ( приложение, стр. 5–7).). Никакие побочные эффекты ни во время фазы 1, ни во время фазы 2 не привели к исключению участника из исследования или отмене исследуемого препарата. В целом побочные эффекты, выявленные во время фазы 1 и фазы 2 обоих исследований, были характерны для других вакцин (особенно на основе рекомбинантных вирусных векторов). О серьезных побочных эффектах не сообщалось, и все участники были клинически здоровыми на протяжении всего исследования.Таблица 2 Системные и местные нежелательные явления

Гам-COVID-VacGam-COVID-Vac-Lyo
rAd26-S (n = 9)rAd5-S (n = 9)rAd26-S плюс rAd5-S (n = 20)rAd26-S (n = 9)rAd5-S (n = 9)rAd26-S плюс rAd5-S (n = 20)
Системные реакции
Гипертермия
Легкая (37 · 0–38 · 4 ° C; степень 1)8 (89%)2 (22%)19 (95%)1 (11%)1 (11%)6 (30%)
Умеренная (38 · 5–38 · 9 ° C; 2 степень)01 (11%)1 (5%)001 (5%)
Головная боль
Легкая (1 степень)6 (67%)3 (33%)9 (45%)3 (33%)4 (44%)5 (25%)
Умеренный (2 класс)002 (10%)000
Астения
Легкая (1 степень)3 (33%)3 (33%)11 (55%)004 (20%)
Боль в мышцах и суставах
Легкая (1 степень)3 (33%)2 (22%)4 (20%)1 (11%)2 (22%)4 (20%)
Умеренный (2 класс)001 (5%)002 (10%)
Сердцебиение (субъективное сердцебиение)
Легкая (1 степень)3 (33%)1 (11%)0000
Понос
Легкая (1 степень)1 (11%)03 (15%)000
Ринорея
Легкая (1 степень)004 (20%)000
Потеря аппетита
Легкая (1 степень)2 (22%)01 (5%)000
Боль в ротоглотке (глотка)
Легкая (1 степень)01 (11%)1 (5%)000
Недомогание
Легкая (1 степень)002 (10%)000
Боль в горле (раздражение горла)
Легкая (1 степень)002 (10%)000
Крапивница
Легкая (1 степень)1 (11%)00000
Заложенность носа
Легкая (1 степень)001 (5%)000
Кашель
Легкая (1 степень)001 (5%)000
Чихание
Легкая (1 степень)001 (5%)000
Изменения лабораторных показателей
Легкая (1 степень)9 (100%)8 (89%)20 (100%)7 (78%)6 (67%)18 (90%)
Умеренный (2 класс)01 (11%)0000
Местные реакции
Боль
Легкая (1 степень)7 (78%)5 (56%)8 (40%)5 (56%)7 (78%)12 (60%)
Отек
Легкая (1 степень)0002 (22%)1 (11%)0
Гипертермия
Легкая (1 степень)002 (10%)01 (11%)0
Зуд
Легкая (1 степень)1 (11%)00000
Припухлость
Легкая (1 степень)001 (5%)000

В таблице показано общее количество (%) добровольцев, у которых развились нежелательные явления, в зависимости от степени тяжести (легкая [степень 1], умеренная [степень 2] и тяжелая [степень 3]). О нежелательных явлениях 3 степени не сообщалось. У некоторых добровольцев наблюдались нежелательные явления двух степеней тяжести. Gam-COVID-Vac = замороженный состав вакцины. Gam-COVID-Vac-Lyo = лиофилизированный вакцинный состав. rAd26-S = рекомбинантный аденовирус типа 26, несущий ген полноразмерного гликопротеина S. SARS-CoV-2. rAd5-S = рекомбинантный аденовирус типа 5, несущий ген полноразмерного гликопротеина S. SARS-CoV-2. SARS-CoV- 2 = тяжелый острый респираторный синдром, коронавирус 2.

Во время фазы 1 обоих исследований (введение только rAd26-S или rAd5-S), SARS-CoV-2 RBD-специфические IgG были обнаружены на 14-й день у 88,9% участников после введения rAd26-S и у 84 человек. · 2% участников после введения rAd5-S (объединенные данные как для лиофилизированных, так и для замороженных вакцин); Начиная с 21-го дня, SARS-CoV-2 RBD-специфические IgG были обнаружены у 100% вакцинированных участников. Во время фазы 2, SARS-CoV-2 RBD-специфические IgG были обнаружены у 85,0% участников на 14-й день (после примирования rAd26-S) и у 100% участников с 21-го дня (средний геометрический титр [GMT] 1345 с замороженным составом [Gam-COVID-Vac] и 951 с лиофилизированным составом [Gam-COVID-Vac-Lyo]; рис. 2). Усиление rAd5-S привело к увеличению титров SARS-CoV-2 RBD-специфических IgG; Через 7 дней после повышения GMTs увеличились до 5382 с Gam-COVID-Vac (p <0,00001 на 28-й день по сравнению с 21-м днем) и 5322 с Gam-COVID-Vac-Lyo (p <0,00001 на 28-й день по сравнению с днем). 21). На 42-й день GMTs для SARS-CoV-2 RBD-специфических IgG составляли 14 703 с Gam-COVID-Vac и 11 143 с Gam-COVID-Vac-Lyo ( рис.). На 28 день после вакцинации только rAd26-S (в фазе 1) GMTs специфические для SARS-CoV-2 RBD были значительно ниже, чем у добровольцев, которым была проведена первичная буст-вакцинация (в фазе 2): 1866 после rAd26-S Gam -COVID-Vac (p = 0,0047) и 1372 после rAd26-S Gam-COVID-Vac-Lyo (p = 0,0042). IgG, специфичные к субъединице S1 SARS-CoV-2, также оценивались в дни 0 и 42 у добровольцев, получавших комбинированные rAd26-S и rAd5-S (на этапе 2). Среднее время по Гринвичу составило 53 006 для Gam-COVID-Vac и 51 200 для Gam-COVID-Vac-Lyo (p = 0,78; приложение p 12). Анализ нейтрализующих антител к SARS-CoV-2 показал, что только введение как rAd26-S, так и rAd5-S приводило к продукции нейтрализующих антител у 100% участников (GMT 49,25 с Gam-COVID-Vac и 45,95 с Gam-COVID-Vac-Lyo на 42 день), тогда как введение только rAd26-S привело к скорости сероконверсии 61,1% (объединенные данные как для лиофилизированных, так и для замороженных вакцинных составов). Сравнение данных по ответам антител на SARS-CoV-2 на 28 и 42 дни с данными для ответов антител в плазме выздоравливающих показало, что титры ELISA после вакцинации были значительно выше, чем титры после COVID-19 (для обоих дней 28 и 42, p <0 0001), тогда как достоверных различий в нейтрализующих антителах не наблюдалось (p = 0,55;рисунок 2 ). Мы также проанализировали корреляцию между титрами SARS-CoV-2 RBD ELISA и титрами нейтрализующих антител и отметили сильную корреляцию между этими переменными ( r = 0,82, 95% ДИ 0,77–0,86; p <0,0001; приложение стр.13).

Миниатюра рисунка gr2
Рисунок 2 Гуморальный иммунный ответ

При анализе антиген-специфических IgG уровень сероконверсии для обеих вакцинных композиций составлял 100% на 28 и 42 дни исследования, а при анализе ответов нейтрализующих антител сероконверсия составляла 100% на 42 день исследования для обеих вакцинных композиций. Показатели сероконверсии в дни 0, 14, 28 и 42 (в фазе 2) представлены в приложении (стр. 8–11). Описательная статистика гуморальных иммунных ответов представлена ​​в приложении (стр. 8–11).Клеточные иммунные ответы показали образование антиген-специфических клеток как Т-хелперов (CD4 + ), так и Т-киллеров (CD8 + ), а также увеличение концентрации секреции интерферона-γ в мононуклеарных клетках периферической крови в 100% случаев. добровольцы ( рисунок 3 ). Клетки вакцинированных участников значительно пролиферировали в ответ на гликопротеин S, особенно на 28 день. Число участников с пролиферативными ответами CD4 + и CD8 + на антиген показано в приложении (стр. 14). Клеточно-опосредованные ответы были обнаружены у всех участников на 28 день со средней пролиферацией клеток 2,5% CD4 + и 1,3% CD8 +.с замороженным составом (Gam-COVID-Vac) и медианной пролиферацией клеток 1,3% CD4 + и 1,1 % CD8 + с лиофилизированным составом (Gam-COVID-Vac-Lyo). Реакцию мононуклеарных клеток оценивали на 0, 14 и 28 дни по секреции интерферона-γ и сообщали как кратное увеличение секреции при воздействии гликопротеина S SARS-CoV-2 ( рис. 3 ). Количество участников с ответом интерферона-γ на антиген показано в приложении (стр. 15). Описательная статистика клеточных иммунных ответов представлена ​​в приложении (стр. 16–21).

Миниатюра рисунка gr3
Рисунок 3 Клеточный иммунный ответ на SARS-COV-2 гликопротеину

Чтобы изучить влияние ранее существовавшего иммунного ответа на аденовирусные векторы, нейтрализующие антитела к рекомбинантным векторам были измерены у всех участников в дни 0 и 28 в обоих исследованиях ( рисунок 4 ). После одной инъекции компонентов вакцины не только формируется иммунный ответ на антиген-мишень, но также наблюдается иммунный ответ на компоненты вектора вакцины. Далее был проведен корреляционный анализ для сравнения уровня нейтрализующих антител к рекомбинантным векторам с уровнем антигенспецифических антител ( приложение стр. 22). Не было отмечено значительной корреляции между титром нейтрализующих антител к рекомбинантным вирусным векторам в день 0 и титром RBD-специфических IgG в образцах сыворотки участников на 14, 21 и 28 дни от начала вакцинации у участников фазы 1 каждого исследования и в дни 14, 21, 28 и 42 от начала вакцинации участников фазы 2 каждого исследования. Кроме того, было проанализировано образование перекрестно-реактивных нейтрализующих антител к векторам rAd26 и rAd5. Введение rAd26 не увеличивало титр нейтрализующих антител к rAd5 на 28 день, и наоборот, что указывает на отсутствие перекрестной реактивности по отношению к компонентам вакцины ( рисунок 4). Таким образом, наличие ранее существовавшего иммунного ответа на компоненты вакцинных векторов rAd26 и rAd5 не влияет на титр RBD-специфических антител в сыворотке участников.

Миниатюра рисунка gr4
Фиг.4. Нейтрализующий ответ антител на векторы rAd26 и rAd5 после иммунизации.

Обсуждение

Эти результаты двух открытых нерандомизированных исследований фазы 1/2 гетерологичной первичной буст-вакцины против COVID-19 на основе рекомбинантных аденовирусных векторов rAd26-S и rAd5-S показывают, что вакцина безопасна, хорошо переносится и вызывает сильный гуморальный эффект. и клеточные иммунные ответы у 100% здоровых участников. Все зарегистрированные нежелательные явления были в основном легкими. Наиболее частыми системными и местными реакциями были боль в месте инъекции, гипертермия (температура тела 37–38 ° C), головная боль, астения, боли в мышцах и суставах, которые типичны для вакцин на основе рекомбинантных вирусных векторов. Во время исследования серьезных побочных эффектов не сообщалось. В целом профиль побочных эффектов не отличался от описанного в опубликованной работе для других векторных вакцин.2528 год2930Частота нежелательных явлений в наших исследованиях была немного ниже, чем в других работах; Для подтверждения этих результатов необходимо сравнительное клиническое исследование с другими вакцинами.В доклинических исследованиях вакцины (неопубликованные данные) у нечеловеческих приматов были вызваны устойчивые гуморальные и клеточные иммунные ответы, обеспечивающие защиту от инфекции SARS-CoV-2. Вакцина показала 100% защитную способность на летальной модели заражения SARS-CoV-2 у хомяков с ослабленным иммунитетом. У вакцинированных и зараженных SARS-CoV-2 животных не наблюдалось антителозависимого усиления инфекции.В целом титры нейтрализующих антител к SARS-CoV-2 были ниже, чем сообщалось в исследованиях вакцин на основе мРНК и ChAdOx1.28 год31 год В нашем исследовании мы использовали высокую дозу вируса (100 TCID50) и небольшое количество сыворотки (50 мкл сыворотки и 50 мкл вируса), тогда как в исследованиях других вакцин дозы 58–70 TCID50 и большее количество сыворотки крови использовались для анализов.28 год31 годНесмотря на то, что в этом случае нельзя сравнивать результаты исследований между собой, мы можем провести сравнение титров нейтрализующих антител у вакцинированных добровольцев и в плазме выздоравливающих. Мы показали, что добровольцы, получившие гетерологичные вакцины rAd26 и rAd5, вырабатывали такой же титр нейтрализующих антител против SARS-CoV-2, что и люди, вылечившиеся от COVID-19.Согласно нашим протоколам исследования ( NCT04436471 и NCT04437875 ), Т-клеточный ответ у здоровых взрослых добровольцев после вакцинации должен был быть оценен с использованием двух методов. Во-первых, путем измерения процента пролиферирующих CD4 и CD8 T (CD3 + ) клеток в ответ на антигенную повторную стимуляцию в культуре. Во-вторых, путем измерения интерферона-γ в культуральной среде, продуцируемой мононуклеарными клетками периферической крови. Интерферон-γ является маркером цитокина предвзятого клеточного ответа T-helper-1 на вакцинацию,32и высокие уровни антиген-специфических CD8 + Т-клеток обычно соответствуют усилению поляризации Т-хелперов-1.33Мы понимаем, что результаты, полученные в результате обоих анализов, могут косвенно характеризовать ответ T-helper-1. В клиническом испытании фазы 3 мы дополним наши методы исследования поляризацией T-helper-1 и T-helper-2.Основная проблема, которая может ограничить использование векторов на основе рекомбинантных аденовирусов, — это широко распространенный ранее существовавший иммунитет в человеческой популяции. После вакцинации аденовирусным вектором иммунные ответы формируются не только на целевой антиген, но и на векторные белки (особенно в случае уже существующего иммунитета). В нашем исследовании, несмотря на образование нейтрализующих антител к рекомбинантным аденовирусам после вакцинации rAd26 и rAd5, формирование гуморального иммунного ответа на антиген-мишень (гликопротеин S SARS-CoV-2) у вакцинированных добровольцев не повлияло. Более того, нейтрализующие антитела к rAd26 не нейтрализовали rAd5, когда образцы сыворотки вакцинированных добровольцев были получены и проанализированы через 28 дней после иммунизации (и наоборот). Таким образом, использование гетерологичной иммунизации прайм-бустом, Когда rAd26-S используется для прайминга, а rAd5-S используется для бустинга, это эффективный подход для индукции устойчивого иммунного ответа и преодоления иммунного ответа, который формируется на компоненты вирусного вектора. Для более точной оценки влияния ранее существовавшего иммунитета на вакцинацию количество наблюдений следует увеличить и проанализировать в ходе будущих исследований.Ограничения наших исследований включают короткую продолжительность наблюдения (42 дня), включение только добровольцев мужского пола в некоторые части фазы 1, небольшое количество участников (n = 76) и отсутствие плацебо или контрольной вакцины. Несмотря на планирование набора здоровых добровольцев в возрасте 18–60 лет, в целом в наше исследование были включены довольно молодые добровольцы. Необходимы дальнейшие исследования для оценки вакцины в различных группах населения, включая старшие возрастные группы, людей с сопутствующими заболеваниями и людей из групп риска. За участниками этих испытаний 1/2 фазы будут следить до 180 дней после первоначальной иммунизации.Мы разработали вакцину в двух составах: замороженной (хранение при –18 ° C) и лиофилизированной (хранение при 2–8 ° C). Лиофилизированная форма была разработана для доставки вакцины в труднодоступные регионы России, а замороженная форма разработана для массового использования. Объемы производства во время пандемии будут сильно смещены в сторону замороженной вакцины, поскольку производство лиофилизированной формы требует гораздо больше времени и ресурсов.В заключение, эти данные в совокупности показывают, что гетерологичная вакцина на основе rAd26-S и rAd5-S безопасна, хорошо переносится и не вызывает серьезных побочных эффектов у здоровых взрослых добровольцев. Вакцина обладает высокой иммуногенностью и вызывает сильные гуморальные и клеточные иммунные ответы у 100% здоровых взрослых добровольцев, причем титры антител у вакцинированных участников выше, чем у выздоравливающей плазмы. Были приняты беспрецедентные меры по разработке вакцины от COVID-19 в России. Основываясь на нашем собственном опыте разработки вакцин против болезни, вызванной вирусом Эбола и MERS, вакцина COVID-19 была разработана в короткие сроки. Проведены доклинические и клинические исследования, которые позволили временно одобрить вакцину в соответствии с действующим Постановлением Правительства РФ от 3 апреля 2020 г. No 441 от 11 августа. 2020 г. (регистрационный номер LP-006395 [Gam-COVID-Vac]) и 26 августа 2020 г. (регистрационный номер LP-006423 [Gam-COVID-Vac-Lyo]). Временное лицензирование требует крупномасштабного исследования, разрешает вакцинацию согласованного населения в целом в контексте испытания фазы 3, позволяет вводить вакцину в действие в популяции под строгим фармаконадзором и обеспечивать вакцинацию групп риска. Клиническое исследование фазы 3 было одобрено соответствующими национальными и местными компетентными органами, включая регулирующий орган (Департамент государственного регулирования распределения лекарственных средств) и комитет по этике Министерства здравоохранения Российской Федерации 26 августа 2020 г. (одобрение 450 ). Планируется фаза 3 клинического исследования с привлечением 40 000 добровольцев из разных возрастных групп и групп риска.